Общение в общественных местах. «Свои и чужие». Бомжи. Часть 2

Автор Ольга Бредникова

Организация пространства дома в 12ти этажном доме, где по 10 квартир на этаже и единый подъезд для всех этих 120 квартир делает общественные пространства довольно «многонаселенными». Люди заходят в дом и выходят из него почти нескончаемым потоком. Лифты по пути наверх или вниз «подбирают» всех, то есть останавливаются на этажах, где была нажата кнопка вызова лифта, и если ты вызвал лифт на своем этаже, то высока вероятность, что он к тебе приедет уже с людьми или, если ты уже едешь, то к тебе подсядут люди на других этажах. Редко случаются моменты, когда ты ждешь лифт или едешь в нем в одиночестве. Таким образом, общие пространства дома — особенно лифтовая площадка первого этажа и сами лифты становятся пространством вынужденной, но при этом интенсивной коммуникации.

Как правило, люди, ожидающие лифт на первом этаже, расходятся к разным лифтам. Они пытаются не общаться, не замечать соседей. Редко, лишь при столкновении «лицом к лицу», замечают друг друга и отмечают это различными способами — кто-то здоровается кто-то просто кивает. Однако, когда приходит один из лифтов, зачастую, люди, приглашают соседей присоединиться к поездке вопросом: Вы едете? После этого, коммуникация становится более тесной и явной — во время общей поездки в лифте соседи могут поговорить. Прежде всего, речь идет о том, на какой этаж кто едет. Как правило, те, кто едет выше, не называют этаж, просто отвечают, что выше, узнав место назначение соседа). Иногда люди молчат до конца совместной поездки, отмечая ее прощанием: «До свидания» или «Всего доброго». Изредка разговоры продолжаются. Часто, для затравки разговоров служат присутствующие дети или домашние животные («Сколько же тебе лет?» — обращаются к ребенку или обсуждают породу собак). Иногда речь заходит о погоде (холодно, сыро, грязно… ). Кстати, никогда не слышала, чтобы обсуждали солнечную или хорошую погоду). Скорее, через ее проблематизацию. Совсем редко (слышала 2 раза) разговор заходит о проблемах дома, например о ночном пожаре (см.ниже) или об отсутствии горячей воды.
Наиболее проблематичным для меня оказывается молчание соседей, особенно когда ты первым здороваешься. Ответный игнор превращается в тягостное молчание в течение той одной минуты, пока ты поднимаешься или спускаешься на лифте, находишься в тесном пространстве. Как правило, или я или попутчик стоит спиной друг к другу. Возможно, эта минута тягостна лишь для меня, потому как непонятно, почему твое приветствие проигнорировали и с чем это связано.
Несмотря на плотную коммуникацию, за пять месяцев жизни, я запомнила только одну соседку и узнаю дворника. Больше, в связи с большой потоковостью жильцов, никого не помню.
Дверь в подъезд закрывается электронным ключом — т.н. «таблеткой». Систем, надо заметить, регулярно ломается, она ломалась уже раз пять за время нашей тут жизни. Однако на следующий день ее ремонтируют.
Несмотря на то, что входная дверь в подъезд закрыта, даже если у тебя нет ключа, попасть в подъезд очень просто. Обычно через пару минут дверь обязательно откроет входящий или выходящий. В этот момент в открытую дверь желающие входят беспрепятственно. Человека без ключа не останавливают, напротив, часто придерживают дверь, пропускают вперед, не интересуясь, куда и к кому идет человек. Это своего рода этикет относительно входа в подъезд, который я наблюдала в самых разных домах и в разных ситуациях. В этот момент не существует деления на «свой» и «чужой», во всяком случае оно не работает.
Однако в случае нашего дома здесь наблюдаются проблемы. Близость «Ночлежки» очень прочитывается, и рядом с метро «Обводный канал», и у нашего дома повышенная концентрация бездомных. Кто-то из них постоянно роется в помойке, кто-то проникает в дом и греется — спит. На нашем этаже пару ночей ночевал один бомж. Потом, спустя неделю, ночевал другой. Обычно после себя они оставляют мусор. Пару раз я видела зловонные «лужи» в лифте и в коридоре, хотя, возможно, это сделали «свои».
Один раз я была свидетелем конфликта или даже зачинщиком конфликта. Когда я входила в подъезд, открывая дверь своим ключом, у входа стоял бомж. Я вошла первая и услышала, что он входит вслед за мной. На улице был мороз, и я подумала что он погреться Я вызвала лифт, но в этот момент какой-то мужчина выскочил из коридора на первом этаже и стал выталкивать бомжа ругаясь матом и на бомжа и на меня («Совсем не смотрят кого пускают»). Очевидно, он наблюдал ситуацию из окна, был «на стреме», потому как выскочил моментально. Можно предположить, что этот конфликт не единичный, и в доме все-таки идет какая-то борьба «своих» и «чужих».