Эльвира ГИЗАТУЛЛИНА

Цифровой соседский надзор в
ЖК «Северная Долина»

Джейн Джейкобс в книге «Смерть и жизнь больших американских городов» писала о том, что общественное спокойствие больших городов «прежде всего поддерживается сложной, почти не воспринимаемой сознательно сетью контроля и слежения, сотканной самим населением».
Неотъемлемым компонентом такой сети, по ее словам, являются «глаза, устремленные на улицу, - глаза, принадлежащие тем, кого можно было бы назвать естественными владельцами улицы».

Помимо глаз для функционирования сети нужно «непринужденное общественное доверие», которое формирует сумма мимолетных уличных контактов, то, что Джейкобс называет «публичной тротуарной жизнью».
Необходимая для «публичной тротуарной жизни» инфраструктура
Для последней жизненно важны заведения (кафе, магазины, сервисы и пр.) на улицах, яркие публичные персонажи, тротуары и обилие людей на них (то есть наличие тех самых глаз). Без совокупности всех этих факторов, по ее мнению, улицы становятся «безразличными» и порождают людей-анонимов, которые не станут или не осмелятся вмешаться и выступить частью сети контроля и слежения.

Джейкобс считала, что коридоры и лифты
крупных жилых зданий в духе Лучезарного города Ле Корбюзье «высасывают» жизнь с улиц, лишая ее глаз и тротуарной жизни:
«Это улицы, поставленные «на попа», чтобы упразднить улицы на земле и превратить землю в безлюдную парковую зону…».
Среда ЖК «Северная Долина» не отвечает критериям Джейкобс, порождающим сеть контроля и слежения. Однообразная, монофункциональная, она обладает совершенно другой морфологией.

Значительное количество «пустого» и ничейного пространства двора, микрорайонная структура, вытесняющая тротуарную жизнь на периферию квартала, скудное количество заведений, почти полное отсутствие мимолетных уличных контактов. Казалось бы, такая среда не может производить практик соседского надзора. И наблюдения на улицах за поведением жителей это подтверждает.

Но изучение онлайн-форумов открывает нам другую картину: жители осуществляют определенные формы цифрового соседского надзора как за внутренними помещениями жилых домов, так и за происходящим на улице. Они делятся друг с другом информацией о происшествиях, предупреждают соседей и в ожесточенных спорах онлайн пытаются выработать правила совместного проживания.
Пример №1
Обращение с мусором
Михаэль вышел выкинуть мусор и заметил, что мусоропровод на его этаже забит объемным пакетом. Попытавшись очистить мусоропровод, автор заглянул внутрь пакета и обнаружил сверху чек от доставки еды для его соседки, проживающей этажом выше. Виновник коммунальной проблемы был обнаружен. Нужно было выбрать как действовать дальше, чтобы предотвратить повторение ситуации. Михаэль решил опубликовать информацию о виновнице в общей группе ЖК «Северная Долина» в сети VK.
Пример №2
Хранение вещей в коридорах
Соседи Людмилы по этажу постоянно оставляли свое имущество в общем коридоре: то коляску, то велосипед, то игрушки. Ей не нравилось такое поведение. Она решила разобраться, какие мнения по поводу правил использования коридоров существуют у других жильцов «Северной Долины». И опубликовала пост в общей группе Парнаса в VK.
Неодобряемое обращение соседей с мусором или осуждение привычек использования общих коридоров для хранения личных вещей возникают на Форуме регулярно.
Пример №3
Наблюдение за детьми
Тамара выглянула в окно и замерла: по крыше соседнего дома бегали школьники, опасно ходили по краю парапета. Надо было срочно что-то предпринять.
Тамара не знала, как повлиять на ситуацию. Она решила написать пост в группу ЖК «Севеная Долина», чтобы привлечь к ней внимание широкой общественности.
Несмотря на повышенную анонимность, обусловленную в том числе масштабом соседства, отдельные жители все же чувствуют свою ответственность и находят форму выражения соседского надзора в максимальном донесении информации через публикацию в новостях социальной сети.

Жители, очевидно, стремятся избежать слишком близкого и неуправляемого контакта с соседями, который возникнет, если идти и звонить к ним в дверь и доносить свое видение проблемы лично. Но при этом жильцы хотят воздействовать как на конкретного человека, выступающего источником проблемы, так и на других, которые потенциально могут поступать схожим образом. Форум становится местом для обсуждения и формулирования приемлемых способов поведения, публикации в группах выступают цифровым аналогом доски позора для соседей с неприемлемым поведением.

Таким образом можно сделать вывод, что соседский надзор в его гибридной форме онлайна и офлайна существует в «Северной Долине». Цифровая инфраструктура социальной сети «Вконтакте» за счет ее технических возможностей и особенностей становится аналогом того, что Дж. Джейкобс называла «публичной тротуарной жизнью»: возможность удовлетворять потребность в определенном объеме общения, совместном веселье и помощи со стороны других жителей при сохранении анонимности и возможности контролировать степень своей вовлеченности. Для осуществления соседского надзора не обязательным становятся популярные заведения в первых этажах, разговорчивые и вовлеченные сотрудники магазинчиков, живая уличная жизнь. «Устная уличная новостная сеть, узлы которой находятся в магазинах и прочих заведениях» с определенной долей эффективности заменяется цифровой социальной сетью.

Но «сеть контроля и слежения» на Парнасе с его масштабом и повышенной степенью анонимности функционирует особым образом. Жители редко стремятся пресечь индивидуальный случай или происшествие. Основной стратегией является масштабирование такого происшествия, «поднятие» его статуса до дискуссии, а в идеале – нормативной рамки, действующей на уровне дома, группы домов или даже всего района. Маленький случай становится причиной широко поговорить о проблеме и выработать правила, которые, возможно, когда-то начнет соблюдать и твой сосед по лестничной клетке, хранящий свою коляску и обувь под дверью.
ЭЛЬВИРА ГИЗАТУЛЛИНА, 2018.